?

Log in

Томас Венцлова. К демонологии русского символизма (1)
Среди произведений Брюсова есть стихи, заслуживающие особого внимания. Это «Демоны пыли»
Томас Венцлова. К демонологии русского символизма (2)
Если верить Сологубу, наш мир ариманичен, полностью замкнут в себе, совершенно безвыходен. К счастью, верить ему мы не обязаны.
Вадим Полонский. Чеховский след в драматургии символистов
Особый интерес представляет собой в перспективе интересующей нас проблематики жанровой эволюции опыт столкновения символистов, ориентированных на мифопоэтизацию драматических структур, с наиболее влиятельной, но принципиально иной моделью театральной эстетики, — моделью А.П. Чехова.
Лазарь Флейшман. К интерпретации блоковского цикла «Заклятие огнем и мраком»
В научной литературе о блоковской лирике «Заклятие огнем и мраком» не удостоилось специального изучения — составные его части анализировались порознь, среди других стихотворений «Фаины» и «второго тома». Между тем для современников «Заклятие» (написанное в октябре 1907) не только обладало атрибутом единства и целостности, но и заняло внутри 2-го тома место, указывающее на переломное значение цикла в поэтической биографии Блока.
Сергей Аверинцев. Поэзия Державина

Алхимия поэзии превращает в драгоценности все, чего ни коснется. Масло и мед, грибы, ягоды и свежая рыба — вещи аппетитные, но едва ли они навели бы другого поэта на мысль о драгоценных металлах и роскошных тканях.

Александр Кушнер. Мандельштам и Ходасевич

И все-таки непонимание, взаимное отталкивание, мне кажется, были сильнее, чем притяжение, и объясняется это куда более серьезными причинами, чем обида, нанесенная Ходасевичем Мандельштаму в 1916 году; точно так же и похвала в 1922-ом ничего не могла изменить: слишком велико было несходство этих двух поэтических миров.

Сергей Ошеров. «Tristia» Мандельштама и античная культура

Непосредственные творческие импульсы, которые русская поэзия черпала в античной лирике, иссякли с окончанием пушкинской эпохи. Но не навсегда: с момента выступления старших символистов начинается новое приобщение русской культуры к культуре античной, в частности к античной лирике.

Михаил Гаспаров. О Сергее Александровиче Ошерове

Есть тип перевода, при котором образ переводчика бросается в глаза и врезается в память. С. Ошеров предпочитал противоположный тип, писал, что искусство перевода есть «искусство самообуздания, самодисциплины, самопожертвования переводимому автору. Для этого оно существует».

Константин Мочульский. О. Э. Мандельштам

Эти стихи беспримерны в русской поэзии. Они вызывают изумление: слова звучат странной, непривычной музыкой. Кажется, что написаны они на чужом языке, древнем и торжественном, как язык Пиндара.

Кирилл Тарановский. О поэтике Бориса Пастернака

Принято считать, что ранняя поэзия Пастернака очень непохожа на его позднейшие стихи — особенно послевоенные. Для ранних его стихов характерен зыбко согласованный, насыщенный эллипсами синтаксис и сложная, затрудненная образность. В поздней его поэзии как образность, так и синтаксис становятся проще и понятнее. Однако мне представляется, что главнейшие его поэтические приемы существенно не изменились.

Николай Богомолов. Авантюрный роман как зеркало русского символизма

Чтение «Месс-менд» показывает, что и этот роман также писался на фоне символистской мифологии, то подтрунивая над ней, то просто окликая схожими именами, то всерьез пытаясь ответить на те же самые вопросы, которые были вынуждены решать писатели-символисты.

Всеволод Багно. «Покроют плечи нежные камлотом…». Михаил Кузмин — переводчик «Дон Кихота»

Знаменательно, что только молодой Жуковский, опиравшийся на адаптированную версию Флориана, сумел, тем не менее, передать неоднозначную тональность этих стихов, интонацию изысканно-ироничного любования, которое позже в значительно более утонченной и многоаспектной форме напомнит о себе в переводе Кузмина.

Александр Тимофеев. «Крылья». Михаил Кузмин в полемике с Достоевским и Чеховым

Обсуждение первого прозаического опыта М. Кузмина «Крылья» — уже не новость в исследованиях по русской литературе начала XX в. И все же наблюдения над текстом этого произведения пока малочисленны, не всегда конкретны и потому требуют дополнений.

Ядвига Шимак-Рейфер. «Зофья» Иосифа Бродского

Так или иначе «Зофья» до сих пор остается едва ли не одной из самых «непрочитанных» поэм Бродского. Частично можно это объяснить стилистическими излишествами и композиционной неоднородностью, но прежде всего загадочностью, в равной степени привлекательной, как и не располагающей к более тщательным поискам «второго дна» и скрытых источников авторского замысла.

Томас Венцлова. «Кенигсбергский текст» русской литературы и кенигсбергские стихи Иосифа Бродского

Вероятно, было бы преувеличением говорить о кенигсбергском тексте русской литературы (по аналогии с петербургским и московским текстами), однако этот прибалтийский город был значимым для многих российских писателей, начиная еще с XVIII века. Пожалуй, наиболее известно описание Кенигсберга у Карамзина.

Алексей Климов. Вячеслав Иванов в Италии (1924—1949)

Покидая Россию в августе 1924 г., Вячеслав Иванов говорил московским друзьям, что едет умирать в Рим. В Вечный Город его влекло, как на духовную родину. С Римом его связывали не только дорогие воспоминания о счастливых годах, проведенных здесь, но и глубокая любовь к самому городу, этому «празднику западноевропейского духа», утверждающему всей своей многогранной историей вечные ценности мировой культуры.

Владимир Ильин. Литературоведение и критика до и после революции

Самым характерным свойством истории русской литературы, самой ее бросающейся в глаза особенностью, является ее несоизмеримость в качестве духовной ценности с литературной критикой. Русская литература, также как и русский фольклор, поражает грандиозностью и величием своего гения, мастерством выполнения и чрезвычайной силой общечеловеческого замысла, общечеловеческой значимости.

Темира Пахмусс. З. Н. Гиппиус в эмиграции — по ее письмам

О Зинаиде Гиппиус написано немало воспоминаний ее современниками; в некоторых из них, однако, ее образ подвергается искажению. Автор данной статьи поэтому поставил своею целью дать не только резюме многообразной деятельности и главных этапов жизни поэтессы, но в первую очередь попытаться осветить сложную личность Гиппиус по ее же письмам.

Борис Зайцев. Изгнание

На русской литературе революция отозвалась сильно. Почти вся действующая армия писательская оказалась за рубежом. Одни бежали, других — преимущественно философов, историков, критиков — Троцкий выслал в 1922 году (и они бы должны собирать на памятник ему — одного, Шпетта забыли, он вскоре и погиб на родине).

Владимир Вейдле. Традиционное и новое в русской литературе двадцатого века

Новое сравнительно с чем? Традиционное в какой или каким образом истолкованной традиции? Вопросы эти — вопросы истории, и как только их себе поставишь, становится ясно, что говорить в связи с ними об одной эмигрантской литературе, как и об одной «советской» (кавычки эти еще будут объяснены) невозможно

Людмила Фостер. Статистический обзор русской зарубежной литературы

Данный обзор охватывает художественную литературу, воспоминания и литературную критику на русском языке, написанные за рубежом России с 1918 по 1968 год и изданные отдельными изданиями или в журналах и литературных альманахах. Газетный материал остается вне задания данной работы.

Ростислав Плетнев. Русское литературоведение в эмиграции

Если сравнивать результаты литературоведения за полвека русской эмиграции с другими ее достижениями, то история литературы и даже ее теория окажутся в невыгодном положении.

Фабий Зверев. Поэты «новой» эмиграции

…Но прошли годы — и обе эмиграции легко и почти безболезненно слились воедино, и теперь лишь эмиграция шестидесятых годов, весьма малочисленная, привносит новые ноты в эмигрантскую литературу.

Николай Богомолов. Москва в поэзии Владислава Ходасевича

Проблема национальной самоидентификации, зачастую не имеющая никакого отношения к творчеству, для Вл. Ходасевича была предметом постоянной рефлексии и потому настоятельно требовала разрешения. С особенной ясностью чувствовалось это в предреволюционные годы, когда действительность империи не давала возможности и повода забыть о своих корнях.

Всеволод Багно. Стихотворение Верлена «Le bruit des cabarets…» как архетип поэзии Ходасевича 1920-х годов

Как история, так и теория межлитературных отношений изучаются главным образом по линиям генетических связей и типологических схождений. Думается, однако, что немало историко-литературных явлений находится на их пересечении. Одним из подтверждений данного тезиса может служить позднее творчество В. Ф. Ходасевича.

Елена Петрушанская. Джаз и джазовая поэтика у Бродского

Когда, на грани прощания с «бедной юностью», в большом стихотворении «От окраины к центру» поэт видит свою прошлую и будущую судьбу, то жизненный путь раскручивается перед ним как грампластинка — от окраины к центру, к осознанию смысла, цели своего существования.

Томас Венцлова. Путешествие из Петербурга в Стамбул
Путешествие в Стамбул Иосифа Бродского (1985) – вещь странная и причудливая. Прежде всего она существует в двух вариантах – русском и английском – и тем самым входит в два разных текстуальных пространства. Кстати говоря, это свойственно многим поздним произведениям Бродского, едва ли не большинству их.


Лазарь Флейшман. Об одном загадочном стихотворении Даниила Хармса
Конкретное обсуждение отдельных текстов ограничивается в обэриутоведении прозаическими произведениями, тогда как при анализе недавно введенных в научный оборот стихов Хармса и Введенского исследователи сплошь и рядом наталкиваются на отсутствие какого бы то ни было «ключа», ведущего к разгадке смысла этих высказываний.


Георгий Левинтон. Мандельштам и Гумилев. Предварительные заметки
Сюжет, намеченный в заглавии, насколько нам известно, в науке по существу не рассматривался, во всяком случае, как самостоятельная тема; все, что делалось в этой области, существует в виде отдельных наблюдений, весьма важных, иногда даже очень многочисленных …, но не сведенных воедино. Настоящие заметки тоже ни в коей мере не претендуют на полноту или на «разрешение» названной проблемы, они носят самый предварительный характер.


Кирилл Тарановский. Два «молчания» Осипа Мандельштама
Тема молчания появляется у юного Мандельштама в стихотворении 1910 года с тютчевским заглавием «Silentium». Этим стихотворением Мандельштам начал свой «разговор» с Тютчевым, не прерывавшийся на протяжении всей его жизни.


Михаил Гаспаров. «За то, что я руки твои...» — стихотворение с отброшенным ключом
Мы попробуем рассмотреть с этой точки зрения одно (далеко не самое сложное) стихотворение Мандельштама, ключ к интерпретации которого (к «определению субстрата») был отброшен автором, но по счастливой случайности сохранился.


Нильс-Аке Нильссон. «Бессонница...»
Но в современной Мандельштаму, особенно пост-символистской поэзии практически у каждого значимого поэта есть или одно стихотворение … под названием «Бессонница» или «Бессонницы». Стихотворение Мандельштама не похоже ни на одно из них; следуя этой традиции, оно тем не менее имеет свои неповторимые особенности.
Татьяна Цивьян. Мандельштам и Ахматова: к теме диалога
Интертекстуальность, диалог текстов, «текст из текста» и т.п. — эти проблемы продолжают быть актуальными в связи с поэтикой Серебряного века. При этом речь идет чаще о текстуальных перекличках, цитатах и автоцитатах, реминисценциях, аллюзиях и т.д. Но существует и диалог другого рода.

Сергей Аверинцев. «Золотистого меда струя из бутылки текла…»
Поэт XIX в. или эпигон поэтической системы XIX в. во времена Мандельштама принужден был бы пойти по одному из двух путей: либо «стилизовать» Крым «под» Грецию, создавать pastiche, убирая диссонирующие детали, либо, напротив, обыгрывать травестийный контраст между памятью Эллады и прозой современности.

Иосиф Бродский. «С миром державным я был лишь ребячески связан...»
Нижеследующее суть ряд довольно бессвязных мыслей, проносящихся в голове при чтении вашим покорным стихотворения Осипа Мандельштама «С миром державным…».

Виктор Террас. Классические мотивы поэзии Осипа Мандельштама
В этой статье я собираюсь дать интерпретацию нескольких стихотворений — некоторые из них трудны для понимания, другие не так сложны — которые объединяет классическая (греческая или римская) тема.

Вадим Полонский. Мистерия и трагедия
Подобная антитетичность концептуальных установок Иванова и Анненского в отношении трагедии предопределила разнонаправленность эволюции их собственных драматургических опытов.

Томас Венцлова. О мифотворчестве Вячеслава Иванова: Повесть о Светомире царевиче
Вероятно, Повесть о Светомире царевиче – единственное крупномасштабное произведение русской прозы XX века, остающееся пока не описанным и не интерпретированным. К нему трудно подступиться – отчасти, может быть, именно потому, что словесное своеобразие скрывает от непосредственного взгляда смысловые законы его построения. Повесть... многослойна.

Сергей Гиндин. Программа поэтики нового века
Брюсовская программа действительно во многом предсказала реальное развитие русского поэтического языка, по крайней мере, трех четвертей нашего столетня. Уже по одному этому она заслуживает нашего пристального внимания и изучения.

Нина Королева. Зинаида Гиппиус и Анна Ахматова
Переклички тем и их решений у двух поэтов особенно явственны в годы Первой мировой войны и революции, — и это естественно, т. к. они принадлежали к одному социально-общественно-культурному слою русского общества, к одной нравственно-этической среде. Символистка Гиппиус была более политически озабочена, общественно заострена; акмеистка Ахматова — более индифферентна, покорна, стояла вне партий и вне борьбы.

Лазарь Флейшман. Борис Пастернак и христианство
Вопрос о христианстве у Бориса Пастернака принадлежит к числу наиболее болезненных, запутанных и спорных в литературоведении… Исследователей смущала и смущает резкость и внезапность обращения Пастернака к проблематике христианства, а также то, что этот поворот совпал с крутыми переменами в общем характере художественного облика поэта.

Даниэла Рицци. Рихард Вагнер в русском символизме
Здесь мы решили выбрать отношение русских символистов к Вагнеру в качестве критерия, позволяющего более точно отобразить лицо этого движения. Поэтому цель поисков вагнеровского присутствия в декларациях символистов — по крайней мере, мы к этому стремимся — показать, в какой степени и каким образом Вагнер входит в генеалогию русского символизма и как этот последний именно на данном основании дифференцируется.

Oct. 23rd, 2010

Сентябрьские и октябрьские обновления на "Пирах Серебряного века"

Николай Богомолов, "Еще раз о Брюсове и Пастернаке"
Дело в том, что все стихотворение «Бабочка-буря» пронизано сквозными рефлексами брюсовской урбанистической лирики начала века и может быть рассмотрено как одно из наиболее ярких свидетельств творческого взаимодействия двух художников.

Джейсон Меррилл, «Дар мудрых пчел» Ф.Сологуба – диалог с Анненским?
В письме к Анненскому Сологуб утверждает, что написал большую часть «Дара мудрых пчел» до того, как прочел «Лаодамию» Анненского. Это признание, по-видимому, исключает предположение о том, что Сологуб каким-то образом «переписывал» Анненского. Однако тот факт, что «Лаодамия» вышла в начале мая 1906 года, а Сологуб не писал Анненскому до конца 1906 года, может означать, что Сологуб, приступая к работе, все же прочитал драму Анненского.

Ж. П. Ван дер Энг-Лидмейер, Простота Ахматовой
Гумилев в рецензии на «Четки» подчеркивает ее предрасположенность ко всему, что просто: «Ахматовой, чтобы полюбить мир, нужно видеть его милым и простым»

Сергей Аверинцев, Системность символов в поэзии Вячеслава Иванова
Поэзия Вячеслава Иванова, которую так часто находили темной, оказывается на поверку необычно ясной — поэзия четкого контура и твердого, медлительно раскрывающегося смысла.

Всеволод Багно, Вячеслав Иванов и Сан Хуан де ла Круc
Принципиальное отличие Вячеслава Иванова от всех его современников, поэтов и мыслителей состояло в том, что он любил мировую культуру вне зависимости от себя. Он не только обращался к ней за поддержкой, для отдохновения, в поиске свежих или острых ощущений, но лелеял ее, служил ей, вел с ней диалог.

Томас Венцлова, О некоторых подтекстах «Пиров» Пастернака
Мгновенность, уходящее время – и поэзия, закрепляющая эту мгновенность; чудо искусства, построенного на простоте, на первозданности, на ощущении вечно возрождающейся жизни; творческая сила, которая важнее любых кристаллизованных результатов творчества – темы, определявшие философское и поэтическое мышление Пастернака на протяжении многих десятилетий.

Владимир Ильин, Блок и Россия
С наступлением революции тема Блока кончилась, и зарево революционного пожара осветило гигантский облик Достоевского, этого, поистине, духовидца-пневматолога и великого мужественного трагика, оказавшегося не пленником, но хозяином вызванных им образов.

Oct. 15th, 2010

Очень петербургское стихотворение:

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

Не знал бы наверняка, что гумилевское, подумал бы, что Гребенщикова. Посвящено, очевидно, Анне Андреевне Горенко, впоследствии ставшей знаменитой под псевдонимом Анна Ахматова.

Жираф, 1908 г.

стихотворение целикомCollapse )